Материал из Tanki Online Wiki

Стиль и орфография авторов сохранены.

Призёры:

VValerosha


Если же ты попался во второй раз — тебе несдобровать и кроме удвоенного солидного штрафа у тебя отнимут удостоверение танкиста и права на танк на определенный срок, а также вежливо попросят перегнать свой танк на штрафную стоянку до выяснения обстоятельств. Если же тебя поймали в третий, последний, раз — это значит, что ты напрочь без башки или совсем контуженный танкист и тебе не светит больше сесть за баранку своего любимого агрегата, так как у тебя изымут твоё транспортное средство и всё к нему прилегающее. В общем, как говорится, у нас — у танкистов, не советую испытывать судьбу и искать неприятности на свою пятую точку, так как ГП в ТО не дремлет, а напротив — делает всё возможное, чтобы танкисты могли хорошо и весело, а главное, интересно провести своё время, будь то увлекательная битва на «Арене» или «разбор полётов» в местном баре под простым и лаконичным, но чертовски заманчивым для всех граждан ТО названием «Танкист». Кстати, каждый уважающий себя танкист вечерком заглядывает в этот бар, где подают сочный, тающий на глазах бифштекс с жареным картофелем и прекрасный, манящий своим изысканным запахом, эспрессо. Народ здесь самый разный: новички, в основном, с внимательным видом слушают стариков — ветеранов ТО, прошедших вместе со своей боевой машиной много битв и километров, рассказывающих небывалые, но правдивые легенды. Есть и прекрасная половина человечества — девушки, брутальные и неприступные по характеру, но все как одна, ужасно красивые и изящные.

В общем, у нас весело. Заходи как-нибудь, танкист...


C-SG_B.A.R.S


Проблема в том, что для Рико это уже было не первое нарушение. Он это прекрасно знал. Но что самое отвратительное, об этом прекрасно знал и патруль. Поэтому, клюнув носами, все четыре танка синхронно развернулись и устремились к нему. Над башнями зажглись индикаторы боевого режима.

Всё-таки, как же элегантно смотрится включенная люстра на полицейском корпусе. Давно хотел такую. Но даже на чёрном рынке достать полицейскую краску было невозможно, хотя желающих было очень много. Первый, кто сможет умыкнуть технологию этой краски, станет сказочно богат. Вот только это будет точно не он. Рико ещё пару секунд поразмышлял о превратностях судьбы и о том, зачем же ему надо было именно в это время выезжать на центральный проспект.

А тем временем руки привычно колдовали над пультом управления. Щелчок тумблера, и праздничная краска сменилась Хвоей. Раньше он предпочитал Продиджи. Но с тех пор как полиции надоело безрезультатно палить в нарушителей, ведь пилот на качественно прокачанном танке, получив рельсовый залп всего квада, мог позволить себе высказать полицейским всё, что думает по этому поводу, а потом спокойно развернуться и слинять во дворы, патрули стали комплектоваться Смоками.

Были ещё, правда, попытки с Рикошетами, но в первой же серьёзной перестрелке город потерял один полицейский Викорик, 12 фасадов, разнесённых отскочившими плазмошарами, и ещё 5 домов были уничтожены практически полностью. Жители этих домов были побогаче и могли себе позволить большие окна, поэтому шары, с лёгкостью высадив стекло, влетали внутрь, а попав в замкнутое помещение, могли вволю порезвиться. Два подбитых полицейскими Хантера, которые пытались хулиганить, благополучно были взяты на буксир подоспевшими друзьями и утащены в неизвестном направлении, пока оседала пыль. Речь мэра, приехавшего на место преступления, и случайно показанная в прямом эфире новостей на главном канале города, в основном состояла из пищания.

Новый щелчок, и энергия побежала к коробкам усилителей, расположенных на корпусе.Индикаторы на башне полыхнули разноцветной радугой. Коробка передач зарычала, но траки послушно вгрызлись в асфальт, и Хорнет, выполнив полицейский разворот в лучших традициях фильмов о гонках, рванул в сторону близлежащих домов.

Предупредительные выстрелы? В этом районе о них уже давно никто не вспоминал. Полицейский квад был вооружён двумя Смоками, Рельсой и Изидой. Стандартный расклад. И Хвоя тут как раз в тему. Здорово, что это обычный патруль, а не спецы из боевого клана, недавно заключившего контракт с градоначальниками на поддержание порядка в городе.

Произошло это после того, как Мамонт мэра получил крит на всю тушку от случайно заскочивших в центр Васпов конфы грабителей, удачно забравших приличный фонд на одном из состязаний и на радостях перепутавших направление отхода. Секундная пауза, показавшаяся Рику вечностью, и танки, взревев моторами, рванулись по проспекту. Полицейская Рельса во время выстрела наскочила на бордюр, и луч прошёл рядом с корпусом. Смоки азартно выплёвывали пламя, но пока для него всё складывалось удачно. За счёт быстроты маневра он сумел выиграть небольшую фору и сейчас старался увеличить отрыв от преследователей.

Ой не зря он спустил целое состояние на покупку комплекта эксклюзивного ускорителя. Крошка летела из-под гусениц. Неосторожно выскочившие на дорогу столбы снопами валились на асфальт, теряя провода и изоляторы. Впереди длинная прямая. Прижавшись к стенам, он развернул башню и дал Рельсу первому преследователю. Удачно. Желтый луч воткнулся в левый передний каток Васпосмока, и тот, кувыркнувшись через башню, влетел в витрину магазина. Что же, удачных покупок, парень, правда они тебя скорее всего не обрадуют. Остались Васпосмок и Рельса на Хорнете. Изиду в расчёт можно было не брать. Для него она не соперник. Как же долго перезаряжается пушка. Он сосредоточился на управлении. Наливающееся сзади сияние не сулило ничего хорошего. Полицейская Рельса попала в корпус, и танк изрядно тряхнуло. Придётся активировать ремкомплект, иначе Смока быстро выведет его из строя.

Одни убытки от этих прогулок перед сном. Индикатор мигнул зелёным, и наниты, выпущенные на свободу, дружно принялись за работу. Сирена, извещавшая о серьёзных повреждениях, отключилась, а стрелки приборов вернулись в норму. Долг платежом красен. Он выцелил ходовую несущегося за ним Хорька и нажал на спуск. Есть попадание! Противник сделал два полных оборота и замер кверху гусеницами. Идущий в кильватере Васпик не успел среагировать и на полном ходу врезался в лежащий танк. Желание продолжить преследование после этого у него совершенно пропало. Рико скинул мину, на случай, если Изида решит посмотреть, куда же это он направился и, сбросив обороты, нырнул во дворы.


Igori2005

Вот и Петька Хулиганов это понимал. Но он не мог сказать новому генералу, что он уже попадался ранее в нетрезвом виде на танке с полным боезапасом. Тогда он угнал танк из военной часть только лишь для того, чтобы похвастаться перед своей девчонкой дулом и мощью своей техники.

И кто мог подумать, что он нарвётся на патруль городской полиции, именно тогда он и получил свой первый строгий выговор и был вынужден заплатить большой штраф.

Но генерал этого не знал и был очень строг с теми, кто ослушивается его приказов. И случилось так, что была большая необходимость перегнать танк в полном боевом комплекте в другую часть, но документов, официально разрешающих произвести эту процедуру, как бывает у нас в России, никто давать не хотел.

Ну а Петька славился своей смекалкой, и конечно он был лучшим танкистом в части. Поэтому сомнений, что перегонять этот танк будет кто-то другой, у генерала не было. Генерал дал задание Петьке произвести перегон техники в ночное время, для того что бы меньше привлекать внимание. Конечно, Петька понимал, что что-то в этой истории не так, но выхода у него не было, поэтому ему пришлось принять задание.

И вот настал тот момент, когда на улицу опустилась ночь, и Петька пошёл к танку, единственное, что радовало Петьку это то, что ему необходимо было перегнать его любимый танк Хорнет с одной из мощнейших пушек Рельсай. Внешне, этот танк выглядел стандартно, но внутри у этого танка было что-то не так, было много каких-то новых приборов, о которых Петька ничего не знал.

Как только Петька выехал из части, ему перегородил дорогу дорогой внедорожник с военными номерами. Из внедорожника вышел молодой человек размером с пять Петек. Молодой человек подошёл к танку и попросил Петьку присесть в машину. Петька насторожился, но решил послушаться незнакомого человека, возможно потому, что слегка испугался, этого, без преувеличения, как Петьке показалась, гиганта.

Присев в машину, Петька сразу увидел генерала, который дал ему это задание. Не успев ещё толком усесться в машину, генерал обратился к Петьке. — Сынок, ты получил очень важное задание, получил ты его не просто так, — Петька насторожился и старался вслушиваться внимательно в слова генерала. А генерал продолжал свою речь. — Петя, ты самый лучший танкист в части и самый смекалистый парнишка, конечно ты бываешь дураком, особенно когда выпьешь, — Петька, прищурив глаза, было хотел что-то сказать, но не успел. Генерал продолжил свою речь. — Да мой дорогой, я в курсе того, что ты ранее уже попадался на танке за пределами части, — и в этот момент Петька понял, что его втянули в какую-то очень серьёзную историю. Но не смел противоречить генералу.

Вдруг генерал перестал быть добродушным и резко сменил тон. — А теперь! Слушай внимательно! Щенок, этот танк ты обязан перегнать не в другую часть, а в аэропорт, там тебя уже ждёт самолёт, во что бы то ни стало, не останавливайся ни при каких условиях, даже если тебя заметит патруль, не останавливайся, если понадобится стрелять, стреляй! — в этот момент тело Петьки задрожало, поскольку Петька начал понимать ту ситуацию, в которую он сейчас попал. Петька обратился к генералу. — Генерал, но как же так! Ведь это люди! — едва Петька успел произнести эту фразу, генерал перебил его. — Люди! Ты простой солдафон, ты ничего не знаешь, и знать не должен, запомни только две важные для тебя вещи, доставь этот танк в самолёт любым способом, если придётся разрушить полгорода, сделай это! И когда танк окажется в самолёте, твоя жизнь кардинально изменится, я тебе гарантирую. Ты станешь большим человекам, нужные люди тебя озолотят, — генерал, слегка прищурив глаза, продолжил. — Но если ты откажешься, или танк до самолёта не доберётся, тебя и всех твоих близких ждёт очень тяжёлая дальнейшая судьба.

И в этот момент до Петьки дошло, что ему поручили перегонять не просто танк Хорнет с Рельсой, а новый прототип этой боевой машины. Это был единственный экземпляр танка. Который мог в автоматическом режиме восстанавливать повреждённые модули машины в бою, не покидая поля боя, практически на 90%. Также мог на время ускоряться на запредельные для танков скорости. Имел большой комплект продвинутых секретных мин и подключаемые модули, которые повышали броню танка, практически на 50%. И главное, возможность на короткое время усилить мощь пушки до запредельной силы.

Петька всё прекрасно понял, за этот танк в любой стране готовы были заплатить миллиарды долларов, только чтобы иметь такие технологии в своей армии. Перегнав этот танк, Петька бы становился преступником номер 1 в своей стране, но понимание того, что назад дороги нет, со скрипом в горле и дрожащим голосом, единственное что он смог ответить генералу. — Я сделаю это, не волнуйтесь, всё будет в порядке, — в тот момент Петька ещё не знал, что за ночь его ждёт. Петька покинул машину. Сел в танк и двинулся вперёд к аэропорту. Петька старался на столько, на сколько это было возможным, быть не заметным, но это сложно когда у тебя 20 000 тонный монстр, который привлекает к себе внимание малозначительное ночное население спящего городка.

До аэропорта было не так близко, но и уже не так далеко, когда Петька увидел впереди перекрывший ему путь патруль полиции. У Петьки задрожали руки и ноги, он помнил слова генерала, но и давить ни в чем неповинных людей тоже боялся. Не долго думая, Петька все же принял решение остановиться перед патрулём, не понятно на что надеясь, и что делать дальше. Мысли в голове у Петьки кружились, путались, не давали ему сконцентрироваться и принять какое-то одно, но верное решение. Тем временем, к танку подошёл полицейский и крикнул в приказном порядке: — Эй! Кто есть в танке? Сейчас же выйдите из танка! Петька, не зная что делать, послушно вылез из танка, не понимая, что делать и какое решение принять. А полицейский тем временем прикрикнул Петьке: — А ну иди сюда! Ты кто такой, почему ты ездишь ночью на боевой машине и пугаешь народ. А ну сейчас же показывай документы! В этот момент Петька наконец-то смог собраться с мыслями и начать трезво оценивать ситуацию. Не долго думая он заговорил с полицейским. — Простите, пожалуйста, я виноват — страдально застонал Петька. — Виновен я! Я взял этот танк в своей части, чтобы покрасоваться перед своей девчонкой, а теперь я попался вам, и мне светит дисбат, простите меня и отпустите — просил Петька. Жалобно издавая стоны, пытаясь хоть как-то повлиять на полицейских и разрулить ситуацию своей смекалкой и без жертв.

Но в этот момент Петька обратил внимание, что с этими полицейскими что-то не так. В голову к Петьке начали закрадываться мысли, что это не настоящие полицейские. А полицейские в это время просто хихикали: — Хи… Хи… Танк угнал из части! Ха, ну ты и дурак! — хохотали они, но Петьке казался этот хохот каким-то странным, будто полицейские просто тянули время. И в этот момент Петька левым глазом заметил 4 чёрных внедорожника, с большой скоростью приближающихся к ним. Полицейские, увидев что Петька что-то заподозрил, тут же накинулись на него и попытались скрутить. Но они не учли, что какой бы он ни был обалдуй, он имел хорошие боевые навыки и мгновенно свернул обоих полицейских в клубок, и, запрыгнув в танк, рванул вперёд. Теперь он понимал, что останавливаться ему больше никак нельзя. Джипы, которые были уже рядом, резко затормозили и перекрыли ему дорогу. В этот раз Петька не стал долго думать и открыл огонь на поражение; в какие-то доли секунд от четырех бронированных джипов остались только ничтожные обгорающие куски железа, растерзанные силой, которой их поразила релиса. Танк остановился. На секунду Петька расплакался, осознавая, что пару секунд назад он убил живых людей. Но тут же вытер слезы и двинулся дальше.

Но спокойствие Петьки было недолгим — впереди ему показалось, что далеко в темноте промчался вдоль по улице большой объект. Но Петька, не останавливаясь, двигался дальше, и вдруг, где-то с правой стороны танка, появился какой-то гул, но этот гул был уже не от танка Петьки. Посмотрев на мониторы, он увидел догоняющий его васп с пушкой Смоки и тут же услышал по радиосвязи: — Остановись! Отдай танк и будешь жить! Остановись пока не поздно! — доносился грубоватый голос из радиостанции. Но Петька больше никого не слышал и продолжал движение. А голос в радиостанции все продолжал кричать и уговаривать его. — Стой! Стой! — в этот момент Петьке показалось, что этот голос ему знаком, спустя секунду он узнал этот голос, это был Иван, его друг из военной части. Петька решил ответить. — Иван прости! Я не могу остановиться! Для меня уже слишком поздно! — Нет, Петя! Не делай глупостей! Вся часть уже на ушах! Тебя ищет вся часть, за тобой отправили танки! — кричал в рацию Иван. — Тебя приказано остановить любой ценой! Петя, тебя убьют! Стой, дурак! — последний раз крикнул Иван. — Прости, Ваня! Я не остановлюсь! — со слезами на глазах и комком в горле проговорил Петька и выключил рацию. В этот момент впереди из-за перекрёстка появился хорнет, одетый в броню м2, с пушкой твинс. И только он выехал из перекрёстка, как тут же, без предупреждения, открыл огонь на поражение. Танк Петьки весь задрожал от неуёмных снарядов, которые пытались пробить броню хорнета.

Трясясь в танке не только от ионных летящих снарядов, но и просто от страха, Петька, ни секунды не размышляя, начал прицеливаться и, не сбрасывая скорости, открыл огонь. Впереди стоящий Хорне-твинс буквально разрезало на куски, и в эту же секунду Петькин танк, врезавшись на полной скорости в разваливающийся от выстрела злобной рельсы танк, будто с огромной злостью разнёс оставшиеся куски танка в клочья, и, не останавливаясь, помчался дальше. Но тут же Петька почувствовал удары в заднюю часть танка, они не были такими частыми как от твинса, но доставляли не меньше боли, чем разорванный в клочья твинс. Петька, не сбрасывая скорости, мчался, поворачивая грозную рельсу к противнику, стреляющему ему в спину, разнося в клочья попадающиеся под гусеницы припаркованные автомобили.

И вот наступил момент, когда рельса практически нос к носу столкнулась с пушкой смоки, два танка, мчась на большой скорости, разнося под собой машины, строения и даже асфальт в клочья. На какое-то время смотрели друг на друга как бывшие друзья, и казалось, что вот-вот все это прекратится. Но со слезами в глазах Петька готов был нажать курок, но и Иван, как бы ни хотел этого, уже понимал, что дороги назад просто нет. И, понимая, что сейчас грозная рельса спустит свою дьявольскую струю, разрывающую все на своем пути, попытался воспользоваться большей манёвренностью своего танка и уйти от выстрела рельсы. Но Иван не успел уйти от удара рельсы, и все же грозная рельса задела по касательной танк Ивана, маневренная машина ещё оставалась на ходу, но был задет бензобак васпа. Спустя несколько секунд раздался громкий, раздирающий уши Петьки, взрыв. У Петьки покатились слёзы из глаз, но теперь, как раньше, он не мог их остановить, как бы ни пытался, он видел, как танк с его другом взорвался у него на глазах, и виной тому была грозная, никого не жалеющая Рельса, слушающаяся только своего хозяина.

Петька продолжал движение вперёд. Аэропорт был уже где-то недалеко. Глаза застилали слезы, капающие ручьями по щекам, мокрые глаза, утопающие в солёных слезах, практически не видели дороги. Петька как мог старался успокоить себя, вытирая ручьи слез уже мокрыми от солёных слез рукавами. Как вдруг раздался ужасный гул, такой, что в ушах готовы были лопнуть перепонки. И в эту же секунду танк затрясся с такой силой, что, казалось, его разрывает на куски какая-то невиданная сила, проникшая и передающая боль от танка Петьки прямо в сердце. Гордый и неудержимый танк остановился, все датчики, мониторы и прочие приборы сходили с ума, отключаясь один за другим. Петька стонал от боли, которая пронзила его. Но теперь он уже как робот, не мог остановиться и понимал, что надо что-то делать, не понимая что произошло, в это время все приборы в танке потухли, наступила кромешная темнота и лишь одна кнопка мигала зелёным светом как светлячок в ночи. Петька понимал, что это за кнопка. Это была та самая, заветная кнопка, которая восстанавливала автоматически все повреждённые модули танка практически на 90%. Петька, не задумываясь не секунды, нажал эту заветную, так манящую кнопку, дающую вторую жизнь. И тут же, после нажатия кнопки, двигатели танка зарычали грозным рыком, индикаторы заработали с новой силой, грозная рельса вновь поднялась на ноги, и этот монстр готов был разорвать на куски то существо, которое причинило ему столько боли. Но что это было?! Петька так и не понимал, но вдруг индикаторы в танке замигали и стали показывать большой объект далеко впереди. И в эту секунду Петька понял, что за монстр причинил такую боль грозному хорнету, и ему — да это был он, это был шафт, пушка, которой по мощности уступает даже грозная рельса. Шафт, убийца всего живого, был готов стрелять издалека, то расстояние, которое покрывала эта пушка, даже рельса не могла покрыть. Но у этой грозной пушки был один недостаток — это долгая подготовка к следующему выстрелу.

Радары хорнета показывали на большом расстоянии готового выстрелить в любую секунду шафта. Но хорнет рычал как раненый медведь, желающий только одного — рвануть со всех сил, догнать своего обидчика и растерзать его в клочья. Петька понимал, что сейчас его может спасти только скорость, если он успеет домчаться до зоны поражения рельсой грозного шафта, это единственный шанс выжить, поскольку второго выстрела из шафта хорнет больше не переживёт.

Петька зарычал не меньше злобного хорнета и с криком: «В атаку! Уничтожать!», — тем самым раззадоривая самого себя, нажал вторую заветную кнопку, и в этот момент танк полетел с такой скоростью, что, казалось, это не танк, а гоночный автомобиль. Петька вглядывался в мониторы, пытаясь как можно скорее разглядеть в них шафт, ведь дело шло на сотые секунды, он не знал когда у шафта полностью будет заряжен комплект, готовый в ту же секунду поразить шустрого хорнета.

И вот настала та секунда, когда в мониторах появился тот злобный монстр, сделавший такую боль хорнету. Это был не прост шафт! Под страшной, огромной пушкой, размеров с танк Петьки, стояла не менее угрожающая своим внешним видом и размером база Диктатора.

В этот момент у Петьки непроизвольно вылетело из уст: «Нам конец…», — поскольку Петька понимал, что даже грозная рельса не сможет разорвать с первого выстрела диктатор. Необходим был второй выстрел, но шафт просто не дал бы возможности сделать этот заветный выстрел.

Но думать, что делать, времени не было, и оставалось только одно — воспользоваться ещё одной чудо-кнопкой, да, это та самая кнопка, что за тысячную секунду превращала грозную рельсу практически в ядерную боеголовку, для которой больше не было преград. Не было того танка, который мог бы противостоять свою броню этому зверю.

Яркий свет озарил ночь, казалось, это поднялось солнце из темноты и на секунду осветило все вокруг, но нет, это была та самая сверхмощная рельса, прислужно слушающаяся своего хозяина. И, после яркого света, ночь опять упала, и все вокруг стало темно, и лишь тёмный большой силуэт продолжал движение к намеченной цели.

Понимание того, что сегодняшняя ночь стала самой ужасной ночью в жизни, Петька продолжал движение вперёд. Вот и город позади, аэропорт уже рядом, вокруг сплошная тёмная пустыня, лишь два героя идут по этой дороге жизни, гордый конь везёт своего хозяина к цели. Наступившая тишина била в голову Петьке, адреналин в крови стал уходить, на замену ему стала приходить пронзающая сердце боль. Петька, мчась, разрывая темноту, в одиночестве рыдал, как ребёнок, от боли, пронзающей его сердце, боль за Ивана, боль за тех людей, которых он сегодня убил. И вот он, тот самый злосчастный аэропорт, осталось несколько километров, и цель будет достигнута. Но слезы, которые опять начали застилать глаза, не хотели останавливаться. Петьке хотелось кричать от пронзающей душу боли, он больше не мог двигаться дальше, ему было необходимо хоть на пару секунд остановиться, заглушить пронзающий насквозь рёв ненасытного злобного хорнета.

Впереди, совсем близко к аэропорту, стоял старый никому не нужный разваленный завод. Петька, заехав на территорию заброшенного завода, понимая, что все вокруг успокоилось, он смог уйти от всех, и никто не знает где он, и сама ночь прячет его, нашёл небольшой закуток, вокруг были старые заброшенные бетонные склады. Петька заехал в один из них, и, заглушив двигатели, упал на панель приборов и зарыдал, осознавая все то, что сегодня натворил этой тёмной и страшной ночью.

Спустя некоторое время, когда Петька смог маленько успокоиться, слезы, которые так и продолжали капать из глаз, уже не были такими сильными что раньше, и можно было бы двигаться дальше, и проехать оставшиеся пару километров до заветного самолёта. Петька было уже собрался завести двигатели, как почувствовал, что что-то не ладно, создалось впечатление, что все жучки и паучки, ночные звери и даже луна в один миг затаились и наступила гробовая тишина. Но тишина была недолгой, из тишины раздался громкий рык, и даже страшный рык хорнета Петьке больше не казался таким страшным. Земля задрожала, Петька скорее запустил двигатели, хотел уже тронуться и выехать из закутка, в котором прятался, как из-за бетонных стен, там где выезд, появились два огромных силуэта, спустя секунду силуэты больше не были такими загадочными, Петька осознал, что это такое, ещё до того, как луна осветила и показала то, что прятала в темноте. Это были два элифана, огромные, гордые, превосходившие размерами и своей мощью хорнета в 3 раза, да, это были они, дорогу Петьки перегородили мамонт и титант, грозные, огромные, казалось, они смотрят свысока, как огромные волки на зажатого в углу ягнёнка. Имевшие у себя на хребте огромные плоские пушки громы. Да, громы не могли померяться силой с грозной рельсой, но их было двое! И они стояли не на маленьких юрких васпах, а на страшных гигантах в мире танков.

Петька не мог двигаться вперёд, но и назад тоже не было возможным удрать, сзади была крепкая бетонная стена, и если бы хорнет к этому времени не был бы так измучен и побит, он бы сдал в зад и разнёс эту стену в клочья, удрал бы от огромных неповоротливых гигантов. Петька осознал то, что это конец, уйти живым из этой ловушки у него нету шансов. Сдаться теперь не получится, давно уже поступил приказ бить на поражение. Глаза Петьки, казалось, уже не могут плакать, но солёные слезы начали течь с новой силой. Петька прекрасно понимал, что чтобы разорвать хотя бы одного из этих гигантов, необходимо как минимум два выстрела, но успеть сделать эти выстрелы он просто не сможет, шанс был только один, использовать последнюю секретную кнопку. — Я вас уничтожу! — закричал от злости Петька, но не понимая сам, на кого он больше зол, на монстров, которые сейчас его с хорнетом разорвут в клочья, или сам на себя, за то, что натворил сегодня. С криком, нажимая на заветную кнопку, дающую последние силы гордому хорнету, Петька нажал на рычаг, и гордая рельса осветила все вокруг, и в этот момент раздались громкие, разрывающие слух выстрелы из громов. Казалось, гром и молния спустились на землю и их заперли в одном маленьком кусочке земли. Два гиганта жестоко растерзывали свою добычу, зажатую и не имеющую возможность скрыться. Петька кричал от боли, ужасная тряска от каждого выстрела из громов, Петька все больше чувствовал боль, пронзающую его насквозь, и сам гордый хорнет с рельсой, казалось, умирают как живые вместе с Петькой. Каждый выстрел уносил жизнь Петьки и хорнета все дальше и дальше.

И вот, из последних сил, гордая рельса озарила все вокруг, разнося в клочья гордого исполина. Огромный мамонт, казалось, никогда не проиграет битвы, но рельса, уничтожившая этого исполина, теперь готовая помереть гордо, замерла в ожидании смерти от уже одинокого, но не менее слабого титана. Петька больше уже ничего не мог сделать, он со слезами на глазах с пронзающей болью ожидал своей участи, вместе со своими братьями, хорнетом и рельсой.

И вот, та секунда, когда в дуле грома начал зарождаться огонь. У Петьки за эту секунду перед глазами пролетела вся его жизнь, казалось, эта секунда длится вечность. Петька все вспомнил, Перед глазами у Петьки стояла его семья: младшая на два года сестрёнка Алинка, которую Петька всегда мучил, и издевался над ней, мать, которая постоянно была в слезах из-за плохих поступков сына, отец, с которым Петька постоянно ссорился и не желал слушать его. Вся его никчёмная жизнь, в которой он не уважал других и всегда делал что хотел, пролетала перед глазами. И семья, которой он никогда не признавался в любви, даже когда им это было нужно, не уходила из глаз. Слезы текли ручьем от душевной боли за то, что он натворил в этой жизни. Ну вот, наступила та секунда, когда громкий звук, словно молния и гром бьют в землю, вылетел из дула грома, и в эту же секунду Петьку пронзила страшнейшая боль, разрывающая его изнутри, в глазах потемнело и все кругом стало затихать.

Истекая ручьями холодного пота как лёд, с сердцем, готовым выскочить из груди, бьющимся как сумасшедшее, с тяжёлым дыханием, с диким криком Петька открыл глаза, не понимая что происходит, спустя пять минут, когда сердце стало биться чуть реже и спокойнее, дыхание слегка наладилось, Петька начал приходить в себя, и пришло понимание, что это был просто сон, но это был самый ужасный сон в его жизни.

Прошла ночь, но и на следующий день Петька не мог отойти от этого ночного кошмара, ему казалось, что это все было наяву, и что вот-вот за ним придут и арестуют его за то, что он натворил ночью.

Но даже вечером этого дня Петька не мог забыть этот сон, и в какой-то момент он осознал. Что-то, что он делает в жизни, заслуживает именно того наказания, которое он получил во сне. И спустя некоторое время он приехал к своей семье и со слезами на глазах попросил прощения у всех их за свое поведение и свои поступки. После того сна Петька ещё две ночи не мог уснуть. Но он больше не думает только о себе, стал меньше проводить время за играми в танки, и больше уделять внимание своим близким, ведь игры приходят и уходят, а семья остаётся навсегда!


LeoGuitarra2000

Что дальше, спрашиваешь? Меры дальнейшего воздействия покажутся тебе чудовищными! Это стирание краски с корпуса, полное разукомплектование танка, снятие прокачки с пушек и корпусов М3 или понижение на уровень М2 всего имеющегося в наличии арсенала. Драконовские меры, считаешь? А как бороться с постоянным желанием танкистов пролетать со свистом по городским кварталам, вторя старинным гусарским выходкам, внося сумятицу и легкий трепет у молоденьких барышень, вызывая восхищение и необъяснимый восторг у подрастающего поколения игроков ТО, ведающего пока лишь возможности М0. «Когда-нибудь и у меня будет такой фантастически красивый и мощный танк!» — мечтает каждый мальчуган, глядя в след уносящейся мечте.


aktan25

Но сейчас танкиста беспокоило не это, ему необходимо было во что бы то ни стало выполнить поставленную перед ним задачу. Его ум лихорадило, искало десятки вариантов проскочить этот возникший внезапно перед ним барьер. Ведь там, всего в 10 километрах, ждали его товарищи, ожидая боеприпасов и в первую очередь воды. Каждая минута была дорога. И тогда танкисту пришла конгениальная идея, как будто сам бог ему ему подсказал в трудную минуту... Несмотря на эти правила, танкист не раз нарушал их, за что ему попадалось от командира роты. Да, это было в его характере: смелый, отчаянный, даже чуть-чуть безбашенный, можно сказать. Это проявлялось также и в бою, что не раз ставило его на грань между жизнью и смертью. Но он оказался, можно сказать, любимчиком бога — каждый раз после боя он возвращался изрядно потрепанный, еле живой, но всегда веселый и довольный собой.


Kot_Zlovred

Конечно, это случится только в том случае, если ты настолько робок, что не в состоянии этот боекомплект применить по назначению и дать отпор «Голо Пузам». Именно так пренебрежительно именовали «ГП» танк-рейсеры из-за постоянно свисающих животов полицейских, которые частенько ослабляли свои пояса настолько, что, бывало, теряли брюки, когда, расслабившись на лавочке, вдруг вскакивали от внезапного вызова по рации начальства. И уж тогда окружающие заливались от смеха, наблюдая, как эти колобки, тщетно прикрывая своё форменное исподнее, падая, запутавшись в сползших галифе, перекатываясь, прыгая или ползя на четвереньках, спешили к рации, чтобы браво отрапортовать о своей доблестной службе.


Optimus_Prime-RU

От наказании за второй и тем более, за третий, раз и говорить не стоит — обдерут как дубоберу. Можно конечно, врубив нитру, уйти от погони, отстреливаясь на ходу, но потом придётся ложиться на дно: перекрашивать корпус или менять его на другой, думать об иной пушке, а это всё потребует серьёзных запасов энерго. Да и найдутся «доброхоты», кто заложит тебя властям за какие-то 30 энерго… Прошло уже много времени с первого доноса за деньги, а ставка так и не поменялась . Обуреваемый этими мыслями Олег подходил к ангару. Он всегда помнил наставление отца о том, что кураж и удача для танкиста не менее важны, чем мастерство, и не все, кто обладает первым, могут похвастаться вторым и третьим. Куража было более чем достаточно, а вот подержать удачу за хвост и отточить мастерство так, как этому учил его отец на первой в его жизни Песочнице, можно было только в реале, а не манипулируя аватаром.

Старый комби отца был уже впору. Тройной мешалтек был местами потёрт (говорят раньше мода была такая), но в этом был своеобразный шарм. Олег для видимости поёрзал в защитной капсуле — это была лишь дань традиции, капсула была эргономической, т.е. отформована по основным параметрам тела Олега и имела функцию дополнительной подстройки в зависимости от того, в какой из защитных костюмов облачён её обладатель. Рука автоматически потянулась к кнопке запуска двигателя. Лёгкая дрожь корпуса подтвердила, что импульсный движок последнего поколения проглотил первую партию топлива. Управление дверями личного ангара тоже выполнило свою функцию, и машина не торопясь выкатилась наружу. Олег бросил взгляд на голографическое фото отца, прикрепленное на боковой стенке капсулы, и его губы беззвучно шевельнулись, — Я всё помню, батя!


Интересные ссылки